Президент провёл в режиме видеоконференции совещание с членами Правительства.

10 февраля 2021 года15:00Московская область, Ново-Огарёво

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Основной докладчик сегодня Андрей Рэмович [Белоусов, Первый заместитель Председателя Правительства]. Прежде чем начнём обсуждение повестки дня, хотел бы вернуться к вопросу, который прозвучал на недавнем Совете по науке и образованию в выступлении одного из участников нашей дискуссии. Речь идёт об уровне заработных плат научных сотрудников.

Дополнительно

Заседание Совета по науке и образованию8 февраля 2021 года

В 2018 году Правительство отчиталось о выполнении майского указа в части повышения зарплат работников бюджетной сферы. При этом в Послании 2019 года особо было обращено внимание и федеральной, и региональных властей, что достигнутый уровень оплаты труда снижаться не должен, что здесь недопустимо какое-либо крючкотворство. Это требование никто не отменял, как мы понимаем.

Вместе с тем порой мы видим по сути поставленной задачи многое в мелочах меняется. Смысл, хочу напомнить, не в отчётах, а в том, чтобы обеспечить достойный уровень оплаты труда специалистов здравоохранения, образования, культуры, социальных служб – важнейших для общества и страны сфер.

Однако очень часто мы видим, во всяком случае, бывает, скажем так аккуратненько, что некоторые наши службы играют в статистику, видим определённую подгонку формальных показателей. В результате что получается? Что по отчётам всё вроде бы сходится. Сходится подчас за счёт различных ухищрений, когда специалистов переводят, как было сказано в ходе нашей дискуссии в рамках Совета, на сокращённый режим работы, на половину или четверть ставки. Нагрузка при этом не снижается, а то и растёт.

Смотрите также

Участники совещания с членами Правительства (в режиме видеоконференции)10 февраля 2021 года

Это всё мы услышали на заседании Совета по науке и образованию. Наша участница дискуссии Проскурина Анастасия, старший научный сотрудник одного из институтов Сибирского отделения РАН, назвала цифры своей заработной платы – 25 тысяч рублей. И ещё шесть тысяч рублей – надбавка. Как мы понимаем, тогда я и сказал об этом, даже в сумме это не тянет на заданные ориентиры, зафиксированные в майском указе Президента 2012 года.

В этой связи прошу Правительство совместно с субъектами Российской Федерации оперативно и крайне внимательно изучить положение дел с уровнем зарплат бюджетников, вообще бюджетников, во всех сферах и во всех регионах страны. Современные цифровые, информационные возможности – мы это видели в условиях эпидемии – позволяют сделать это не только в отношении каждой бюджетной организации, но и каждого конкретного специалиста. Такие возможности, по сути, у нас сегодня есть. То есть на выходе должна быть полная, объективная, исчерпывающая картина.

Повторю, такой анализ должен быть сделан не в среднем, лишь на уровне организаций. Я вас попрошу – да, это непростая работа, но нужно вникнуть в ситуацию каждого сотрудника.

И главное, необходимо подготовить и реализовать предметные решения, которые позволят устранить выявленные проблемы. Ясно, что без проблем не бывает. Но мы должны их постоянно анализировать. Ключевое требование здесь: оплата труда в бюджетной сфере должна быть прозрачной, понятной и справедливой. К прозрачности мы ещё вернёмся. А система контроля, мониторинга ситуации – учитывать положение, доход каждого конкретного специалиста, а не только усреднённые показатели.

Кроме того, прошу отдельно посмотреть, как соблюдаются нормы, устанавливающие соотношение уровня заработных плат сотрудников и руководителей учреждений. Мы применительно к высшей школе это уже делали. Не секрет, что разрыв здесь бывает очень внушительным, аккуратненько скажем. Если высчитывать среднюю зарплату, цифра на первый взгляд может получиться приличной. А на самом деле бывает так, что у одних густо, у других пусто.

Прошу вас ещё раз в связи с имеющимся поводом посмотреть на всю «поляну», связанную с заработными платами в бюджетной сфере. Хочу напомнить ещё раз про майский указ 2012 года, его никто не отменял. Все его положения обязательны к исполнению. Прошу исходить именно из этого коллег и в Правительстве, и в регионах страны.

Перед тем как мы дальше начнём работать, всё-таки хочу послушать Министра [науки и высшего образования Валерия] Фалькова. Мы с ним на этот счёт уже разговаривали применительно к научной сфере. Хотелось бы послушать его оценки, его анализ.

Пожалуйста.

В.Фальков: Уважаемый Владимир Владимирович!

По Вашему поручению мы внимательно посмотрели на ситуацию, на которую указала Анастасия Сергеевна Проскурина, старший научный сотрудник Института цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук. Среднемесячная заработная плата Анастасии Сергеевны в прошлом году составила 44129 рублей, в том числе, как она справедливо указала, 25 тысяч – это должностной оклад. Если сравнивать с 2019 годом, то в 2019 году у Анастасии Сергеевны было чуть больше из-за того, что был грант РФФИ, – было 57375 рублей. Так что 2020 год в этом смысле несколько отличался от предыдущего, поскольку не было иных выплат.

Что касается Института цитологии и генетики, то мы со стороны государства через министерство выполнили все обязательства вовремя и в срок, довели 795 миллионов 200 тысяч рублей. В том числе, в соответствии с Вашим решением, в прошлом году научным учреждениям по всей стране было дополнительно выделено 4 миллиарда 897 миллиона 585 тысяч рублей, из них 10 миллионов в конце года были даны в Институт цитологии и генетики.

В этой связи я хотел бы сказать, что часть этих средств, естественно, была направлена на заработную плату. Решение о распределении заработной платы в соответствии с действующим законодательством внутри между научными сотрудниками осуществляет руководство института на основании положения об оплате труда и штатного расписания.

Отдельно хотел бы сказать, что мы проанализировали динамику оплаты труда по научным сотрудникам с 2018 года. В 2018 году

в Институте цитологии и генетики средняя заработная плата научных сотрудников была 64,5 тысячи рублей. На тот момент это 204 процента от средней по экономике региона.

В 2019 году она несколько снизилась, составила 61 100 рублей. Это было 182 процента. Произошло падение. Но в 2020 году средняя заработная плата составила 67200 рублей. Если добавить к этому гранты Российского фонда фундаментальных исследований, то получается, что установленный показатель – 200 процентов от средней по экономке – в данном конкретном учреждении был выполнен.

Но, как Вы справедливо сказали, надо посмотреть вглубь. В институте, как и в любом другом, пять категорий научных сотрудников. Естественно, больше всего младших научных сотрудников, их больше 100 человек. Если посмотреть, то самая маленькая заработная плата как раз у младших научных сотрудников. Она традиционно и в 2019-м, и в 2020 годах не дотягивает до 200 от средней по экономике.

Анастасия Сергеевна у нас входит в категорию «старшие научные сотрудники». В 2020 году, больше 70 человек работает в институте, средняя заработная плата составила больше 75 тысяч рублей, что, в общем-то, больше, чем 200 от средней по экономике.

Здесь же хотел бы отметить, Владимир Владимирович, что касается расчета средней заработной платы по научным сотрудникам, то в нее не входит заработная плата руководителя учреждения и заместителя руководителя учреждения, то есть зарплата рассчитывается только на научных сотрудников. Как Вы справедливо сегодня указали, и соотношение – мы внимательно за этим смотрим – не более чем один к восьми среднемесячная заработная плата руководителя учреждения и основного персонала.

У меня все, Владимир Владимирович. Доклад окончен.

В.Путин: Смотрите, на что я обратил внимание. Списочный состав института (не потому, что даже Анастасия Сергеевна обратила на это внимание, а потому, что это пример для того, чтобы проанализировать ситуацию в целом по отрасли) – 388 человек, из них 308 работают на полную ставку, а 80 человек – на полставки, не на полную, во всяком случае, по разным причинам. Причины могут быть действительно вполне благородные и уважительные. Средняя заработная плата научного сотрудника – 67215 рублей. Институт получил, кроме причитавшихся ему денег, еще и 10 миллионов рублей на поддержание уровня заработной платы и 5,8 миллиона рублей на то, чтобы трудоустраивать молодых специалистов. При этом правила, которые мы установили изначально, Правительство установило: 70 процентов для того, чтобы выйти на 200 процентов от среднего по экономике дает бюджет, а 30 процентов учреждение зарабатывает само. Действительно, в 2018 году это было 204 процента от среднего, в 2019-м уже «припало», как Вы мне сказали в ходе наших предыдущих разговоров, 182 процента уже было. А в 2020 году 192 процента. При этом счета не были обнулены, на счетах учреждения еще оставались деньги, по-моему, 30 миллионов.

Да, Валерий Николаевич?

В.Фальков: Да, Владимир Владимирович. На счетах порядка такой суммы и оставалось на конец года, на 31 декабря.

В.Путин: То есть руководство учреждения посчитало, что эти деньги нужно оставить на счетах университета, не посчитало возможным направить это на поддержание уровня заработной платы.

При этом надо отметить, что действительно у директора в 2020 году уровень заработной платы, у самого директора, снизился, это тоже объективный показатель. Было за 300 тысяч рублей, стало 294767. В общем, если взять среднюю, то для такого уровня, наверное, соотношение приемлемое, что руководители такого уровня и должны получать соответствующий доход.

Как Вы сказали, старшие научные сотрудники в среднем получают 77600 рублей. Я не ошибся, правильно?

В.Фальков: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Анастасии Сергеевны было 44 тысячи с небольшим, в среднем – 77600, и из них 71 человек получили 222 процента от средней по экономике. Остатки, еще раз повторяю, в НИИ на 31 декабря 2020 года составили 30 миллионов рублей. В принципе можно было бы направить их на поддержание уровня заработной платы. Руководство посчитало это нецелесообразным, во всяком случае, то, что я вижу из документов, из бумаг.

Теперь я перехожу к основному, о чем хотел сказать. Смотрите, у нас все научные сотрудники в подобного рода учреждениях разбиты на пять категорий по должностям, и, разумеется, чем выше категория, тем выше уровень заработной платы. В принципе так и должно быть, это тоже подход-то правильный, конечно. Но в данном научном учреждении что мы видим? Мы видим, что 30 процентов научных сотрудников получают больше, чем в среднем по экономике, а 70 процентов – меньше, чем в среднем по экономике.

Продолжение следует.

Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/64984